Дагестан: вызовы. История и современность    

Фото: depositphotos


Дагестан переживает непростые времена. Наряду с общероссийскими общественно-политическими  тенденциями, на республику накладываются и местный «колор». Это в первую очередь традиционный уклад социально-политической системы с его конфессиональным, этническим, клановым разнообразием. Хотя, казалось бы все времена для республики не простые. Каждый раз,  как в песне Макаревича: «Вот,  новый поворот!».

Стремительно подходит к своему завершению год 2020-ый. Год пандемийный. Сложный, кризисный, время нового формата, новых  вызовов и новых решений. Неожиданно покинул свое кресло В.Васильев открыв эру очищения и смены формаций. Ему на смену пришел генерал С.Меликов. Дагестан теперь в новых политических полит.культурных условиях, обусловленных сломом старой этноквотационной системы и системы этно-дуумвирата, когда верховная власть переходила от одного крупного народа к другому. Правом на высшее политическое кресло владели представители лишь двух  народов. Это порождало упаднические, а в некоторых  средах и экстремистские настроения.

Мы окончательно отошли от негативных трендов, когда бандгруппы и ДТГ были частью общественно-политической плоти республики. Общественность помнит, что 2000 годов республику преследовала негативная тенденция: взрывов, убийств, диверсий, спецопераций.  Время, когда бюрократы и крупные представители кланов, сформировавшихся в Дагестане в постсоветский период, «делают политику» безвозвратно ушло. Сейчас главным трендом последних 3-4 лет является управление республикой генералами, которые преследуют цели по переформату и очищению, а также оздоровлению республики. Общественность также помнит, что в Дагестане политические убийства нанятыми профессиональными убийцами были «фирменной» росписью, антилейблом республики. Никакие меры безопасности (охрана, бронированные автомобили, видеонаблюдение) не способны были предотвратить вал преступлений в отношении представителей власти, силовых органов и общественных деятелей.

Все это нужно помнить, чтобы не повторить прежних ошибок. И  здесь, власть, общество и духовенство должны объединиться, чтобы вместе сообща решать проблемы стабильности республики. Нет такого, чтобы эти проблемы решали отдельно силовики, отдельно духовенство или научное сообщество, или журналисты. Только соординированно и комплексно можно и нужно решать эти проблемы. Потому что они касаются всех нас.

Сейчас эти картинка с недавнего прошлого кажутся нам неким миражем, страшным сном, а молодежь и вовсе не знает об этом.

Возможен не диалог, а мирное сосуществование при котором будет применена медиация и миротворческие функции Министерства по национальной политике и делам религий. В настоящее время, салафизм уже прекратил свое существование как реальная политическая сила и сошел на нет, став просто кружком по интересам, в хинкальное братство. Часть салафитов ушло в бизнес, некоторые занимаются благотворительными и прочими проектами. Без «руководящей роли» лесного братства так называемые умеренные практически успокоились и не позиционируют себя как некая сила, не ставит себя в противовес Муфтияту РД. Тем не менее, общественности и власти нельзя терять бдительность и проводить мероприятия на уменьшение пропасти, объединяя мусульман на различных социально-значимых проектах. В настоящее время, такая работа Миннац РД, Муфтият РД и образовательные учреждения (в частности, ДГИ, ДГУ, ДИУ, ДГУНХ и др.) успешно ведут.

Автор: Ханжан Курбанов

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.